Kalinina house Красное яблоко Legato Rotterdam
Делюс Сиразетдинов: Хочется помочь всем
  • Делюс Сиразетдинов: Хочется помочь всем
4 Июнь 2015
В свежем выпуске газеты "МК-Поволжье" вышел интересный редакционный материал в новой рубрике "Бизнес-класс" о деятельности нашей компании и о планах руководства, подробности читайте далее.

Скромная по объемам строительства «КамаСтройИнвест» последние несколько лет заставляет говорить о себе всё чаще. Её дом попал в лауреаты престижного российского конкурса, имя компании не раз упоминалось в связи с восстановлением исторического центра Казани, а недавно возник еще один повод: застройщик будет реконструировать знаковый городской парк – Лядской садик.

Редакция встретилась с гендиректором компании Делюсом Сиразетдиновым и узнала у него, почему он, несмотря на огромные затраты, намерен и дальше восстанавливать  исторический центр, что является визитной карточкой компании и почему «КамаСтройИнвест» решила самостоятельно управлять построенным жильём.

«К сожалению, мы утратили свой стиль»

- Ваша компания получила известность благодаря довольно изысканным проектам жилья. Почему вы выбрали именно такой формат?

— Когда пять лет назад я пришел в компанию, то увидел, что дома, которые она строит, ничем не отличаются от других домов, представленных на рынке. А каждый руководитель, конечно же, хочет, чтобы его компания обладала какими-то отличительными признаками. Мы взялись за воплощение этой идеи со всей ответственностью, поняв, что первое, чем мы можем отличаться от компаний-конкурентов, это архитектура. Современной архитектуры в Казани представлено мало. Это в последнее время в связи с ужесточившейся конкуренцией компании начали смотреть, как будут выглядеть их дома. Раньше спрос серьезно превышал предложение. Поэтому надобности выделяться не было. Это было ведение бизнеса в российских реалиях. Институт предпринимательства в стране возник с нуля. Мы все разом перепрыгнули из коммунизма в капитализм…

- Можно вспомнить, что в позднесоветской архитектуре уже и не гнались за красотой. Типовые, безликие проекты преобладали…

— К сожалению, это привело к тому, что мы потеряли свой стиль. Поэтому сейчас мы вынуждены ориентироваться на Запад, который в вопросах дизайна ушел далеко вперед. Мы смотрим на скандинавский стиль, южный стиль…

- Какой из домов можно назвать вашей визитной карточкой? Есть проект, которым вы гордитесь особо?

— Есть. Это жилой дом Гринвич в районе старого аэропорта. Это первый «ребенок» нашей компании, который получился особенным. Мы вкладывали в него душу и сердце – и он оправдал наши надежды: с первого раза попал в финал престижного российского конкурса Urban Awards. В ближайшее время в Казани появятся еще несколько уникальных домов. Уникальных, прежде всего, с точки зрения архитектуры.

«УК должна априори защищать жильцов!»

- Почему компания «КамаСтройИнвест» сама управляет домами, которые построила? Это дает хороший доход? Насколько рентабельно управление жилым фондом?

— Основная цель в данном случае не зарабатывание денег, а повышение лояльности клиентов к нашей компании. Хотя я не люблю слово «клиенты». Мы стараемся выстраивать добрососедские, дружеские отношения, стремясь к тому, чтобы нашим покупателям комфортно жилось в домах, которые мы для них построили.

- Получается, на ваш взгляд, на рынке Казани сейчас нет компаний, которые бы эффективно управляли жилой недвижимостью?

— Я не хочу сказать, что наша компания – однозначно самая лучшая в сфере эксплуатации жилого фонда. Но ко всем тем компаниям, работу которых мы оценивали, прежде чем решили создать свою, возникали серьезные вопросы. Например, то с чем я сам сталкивался — элементарная замена ламп. Я не буду называть компанию, но когда две недели звонишь в диспетчерскую и просишь заменить перегоревшую лампу в подъезде, а это не делается, о каком сотрудничестве может идти речь? И сразу видно, что эта компания плохо считает деньги. Например, у меня в доме перегорали лампы с периодичностью раз в месяц. После того, как это всё мне надоело, и я сам поставил в подъезд светодиодную лампу, к ней за два прошедших года просто никто не подходил. И еще столько же не подойдёт. И светит она круглосуточно – причем тратит меньше энергии, чем обычная.

- То есть вы выступаете за энергосбережение. В проектах домов, которые вы строите, это находит своё отражение?

— Сферой энергоэффективности и энергосбережения мы только начали заниматься вплотную. Компания открыта к предложениям. Мы нацелены на синергетический эффект. Но отдельные, самые очевидные идеи энергоэффективности воплощаются нами в жизнь уже сейчас. В первую очередь это светодиодное освещение. Оно дает серьезный экономический эффект. Да, изначальная установка оборудования обходится дороже, но зато потом жильцы начинают существенно экономить. А для меня крайне важно, чтобы люди, которых мы воспринимаем как друзей и соседей, не переплачивали за то, где можно сэкономить. И, разумеется, я за прозрачность и клиентоориентированность. Не на словах – на деле. Расчеты между жильцами и УК должны быть максимально простыми и прозрачными. Сейчас очень много общественных организаций, которые разъясняют людям нормы ЖКХ, встают на защиту людей в их спорах с управляющими компаниями. Этого не должно быть! Управляющая компания должна априори защищать жителей! А у нас в жилищной сфере — парадокс: жильцов приходится защищать от жилищников.

«Мы понимали, какие нас ждут затраты»

- В 2013 году компания включилась в процесс восстановления исторического центра Казани. Сегодня, спустя пару лет, можете подвести итог, какие дивиденды это вам принесло?

- Будете продолжать восстанавливать исторический центр?

— По экономическим соображениям лучше было бы отказаться. Но эта работа пришлась нам по душе. Так что если финансовое состояние компании позволит, будем продолжать. И уже в планах есть объекты, к которым мы присматриваемся.

- Каковы самые главные сложности, возникающие при восстановлении исторического центра?

— Если б объекты находились в муниципальной собственности, возможно, мэрии и бизнесу легче было бы находить общий язык. Но они в частных руках. Вот, например, здание, где мы сейчас сидим (офис компании расположен в Старо-Татарской слободе – прим. Авт.), мы покупали по объявлению. Нам удалось договориться, но только потому, что здесь без серьезного подхода уже невозможно было ничего восстановить. И тем более – сделать это функциональным.

- Здание было настолько в запущенном состоянии?

— В разрушенном даже, я бы сказал.

- Почему все объекты исторического и культурного наследия, которые вы восстанавливали, расположены компактно, в Старо-Татарской слободе?

— Основная часть объектов действительно сосредоточена тут. Мы не задавались такой целью, это вышло случайно. Но, помимо зданий в Старо-Татарской, у нас есть другие объекты. Например, сейчас мы работаем над воссозданием здания по Муштари, 24, напротив Лядского садика. Это не памятник, но очень колоритный элемент среды. Там возможно было увеличить площади, надстроить этажи… Но в Минкульте попросили: если у вас есть возможность, оставьте так, как было. И мы приняли решениевосстановить его, и сделать таким же, каким оно было когда-то. Кроме того, мы отреставрировали  «Дом Токарева В.С.» на Большой Красной,52 и смогли успешно продать этот объект.

- Воссоздание исторического центра дорогого стоит. Но если эти здания снова не будут жить полноценной жизнью, все это со временем вернется в запущенное состояние. Есть ли у вас идеи, как поддерживать жизнь в историческом центре? На чем можно сделать акцент, чтобы это все развивалось?

— Нужно понимать предназначение того или иного объекта. Вы же молотком не месите тесто. Так и тут. Если объект обладает всеми необходимыми признаками, чтобы здесь размещался ресторан, нужно в этом направлении и работать, находить соответствующих арендаторов. На данный момент все объекты, которые мы отреставрировали, заполнены. Последний объект, по которому мы заключили договор, и арендатор там уже работы ведет, на первый взгляд, имеет совершенно невыгодное месторасположение. Это даже не первая линия – здание внутри двора. И это место мы сдали ресторатору. Дополнительная приватность этого места станет удачной «фишкой» заведения.

«После нас парк станет более изысканным»

- Еще один объект исторического центра, к реконструкции которого вы приступили, Лядской садик…

— Мы не являемся попечителями Лядского садика. Реконструкция происходит на средства одного из банков. Но мы, уже имея опыт восстановления объектов культурного наследия, занялись этим проектом. У нас просто замечательные проектировщики. Они из Москвы, проектировали парк Горького.

- Как изменится в итоге Лядской садик?

— Там обновится ландшафт. Секции забора станут однотипными. Не так, как сейчас: одна секция такая, вторая – совершенно другая. Полностью поменяется покрытие дорожек. Мы уйдем от надоевшей брусчатки, предложив взамен нечто более изысканное. Лядской сад всегда отличался особой творческой аурой. Рядом театральное и художественное училища, театральное кафе… На дорожках появятся дополнительное освещение, дополнительные лавки. Вновь заработает фонтан. Там была девушка с кувшином, а потом, в позднесоветские времена, – абстрактная скульптура, прозванная в народе «гнилой апельсин». У нас решение будет более изысканным. Мы установим мраморную чашу.

- Когда можно будет оценить ваш труд?

— Мы разделили работы на несколько этапов. Смену дорожек, заборов и освещения мы планируем завершить уже к 30 августа этого года. Вторую часть – то, что связано с ландшафтным дизайном – начнем в этом году. Это работа более кропотливая – растения должны прижиться и т.д. Думаю, до конца летнего сезона следующего года мы получим тот парк, который представлен в эскизных проектах. Но основные работы на 80 процентов будут завершены в этом году.

«Есть хоть малейшая динамика – эффект достигнут»

- Вас еще успели заметить в числе лауреатов республиканского конкурса «Благотворитель года». За какую именно деятельность вас отметили дипломом?

— Благотворительность для нас достаточно деликатная тема. Мы это направление не пиарим. В конкурс «Благотворитель года» мы попали случайно. Наш фонд «Луч света» заметили. Основная наша деятельность – помощь детям-инвалидам, страдающим ДЦП. Закупаем специальные тренажеры – импортное оборудование, доказавшее свою эффективность.

- Насколько высока эффективность?

- Адресной помощью занимаетесь?

— Да. Каждый, кому нужна помощь, может зайти на сайт благотворительного фонда – обращение будет обязательно рассмотрено. Слава Богу, попечители не ведут отбора, кому именно помогать. Это самая сложная задача. Ведь хочется помочь всем.

Антон ПЕРОВ.

Ссылка на источник: Газета «МК-Поволжье»